Главный арбитр КХЛ в эксклюзивном интервью KHL.ru оценил работу подчиненных по ходу прошедшей части сезона, рассказал о борьбе с дисциплинарными проступками и раскрыл секреты кадровой политики. 

В КХЛ продолжается борьба с дисциплинарными нарушениями – симуляцией и пререканиями с арбитрами. По новым правилам они караются не менее строго, чем умышленная грубость. Очень важно, что по отношению к недисциплинированности ужесточилась и позиция клубов. Все это должно привести к уменьшению количества пауз в игре и сделать хоккей более зрелищным.

«Генеральные менеджеры сами попросили искоренить симуляцию»

- Алексей Владимирович, регулярный чемпионат КХЛ приближается к своему экватору. Как вы оцениваете судейство в этой части сезона?

- Думаю, будет справедливо, если оценю его на четверку. До пятерки мы еще не дотягиваем, эта отметка требует безупречной работы. Очень важно, что наши арбитры вышли на определенный уровень, теперь нужно его поддерживать. Между тем, были встречи, в которых судьи роняли эту планку.

- На совещаниях голос часто приходится повышать?

- Бывает. Даже ругаться нехорошими словами, и то случалось (смеется). Хотя я не сторонник разбора полетов на повышенных тонах. Люди ведь разные: одного нужно взбодрить резким словцом, а другой от этого только руки опустит. Минувшим летом мы много общались с психологом, он рекомендовал поддерживать позитивный тон. Но иногда случается, что позитив пропадает. Тогда приходится говорить горькую правду в лицо.

- Перед началом сезона была объявлена жесткая борьба с симуляцией. Каковы успехи на этом фронте?

- Тенденция позитивная. На последней встрече с генеральными менеджерами клубов мы ждали от них отрицательной реакции на принятые меры. Слушком уж свежо было в памяти, что творилось на аналогичном обсуждении два года назад, когда мы впервые приступили к этой борьбе. Когда ввели штрафы в 150 тысяч рублей, было сколько возмущений! Пришлось немного ослабить гайки, после чего кривая симуляции поползла снова вверх. Так вот нынче генеральные менеджеры сами попросили очистить хоккей от нее. И очень приятно, что игроки и тренеры согласились с принятыми мерами. Сейчас волна симуляции пошла на спад.

- Какой процент наказаний за симуляцию выносится постфактум, на основе просмотров видеозаписи?

- Около 5-7%, не больше. В основном судьям удается адекватно отреагировать на происходящее еще на льду.

08_20181124_CSK_SKA_KUZ_11.jpg

«На огранку новичков уходят годы»

- В судейском корпусе Континентальной лиги дебютируют главный арбитр и шесть лайнсменов. Довольны их работой?

- У нас второй год подряд происходит серьезное пополнение. Сейчас уже можно сказать: мы больше довольны судьями, которые пришли в прошлом сезоне. Они в основном смогли стабилизировать свой уровень. Новички работают не так ровно. С другой стороны, в том, что никто из них особенно не выделяется, есть и свои плюсы. Все находятся примерно на одном уровне, что повышает конкуренцию. Ведь чтобы выделиться из общей среды, нужно работать еще больше.

- Как вы выбираете кандидатов?

- Мы работаем в плотном контакте с ВХЛ и ФХР. Судейская база у нас общая и информацией мы обмениваемся практически круглосуточно. Как только в ВХЛ появляется перспективный кандидат, специалисты Департамента судейства КХЛ сразу же выезжают, чтобы просмотреть его в деле. Есть арбитры, которые начали сезон в ВХЛ, а потом поднялись уровнем выше. Бывает и наоборот. Миграция между лигами довольно оживленная, это позволяет поддерживать у людей постоянную мотивацию.

- Оцениваете ли вы моральный облик претендентов на работу в Лиге?

- Все кандидаты проходят обязательные психофизиологические тесты, едва оказавшись в МХЛ. У нас собраны полные данные на каждого: каковы его профессиональные притязания, как он принимает решения, тревожный ли он. Всю эту информацию собирают психологи из ФМБА на основании тестов, потом ее вводят в единую медицинскую базу. В итоге мы получаем полный психотип арбитра и можем следить за его развитием. Это тоже очень важно: ведь человек меняется, и его психологический портрет изменяется вместе с ним.

Все это делается для объективной оценки кандидатов. Если у претендентов сопоставимые результаты тестов, именно психологический портрет может стать решающим фактором. К примеру, мы знаем, что ресурс одного судьи позволяет ему работать до 50 лет, а у другого профессиональное выгорание произойдет уже через несколько сезонов. Естественно, в таком случае предпочтение будет отдано первому.

- Насколько я понимаю, сейчас судейством начинают заниматься в очень раннем возрасте. Выходит, пример Юрия Цыплакова, который долго играл в хоккей на высшем уровне, и только после этого стал арбитром, становится исключительным?

- Как правило, свисток сейчас берут в руки уже после окончания спортивной школы. Но если человек профессионально разбирается в хоккейных правилах, то в нашем деле он может освоиться очень быстро. Взять, к примеру, Михаила Бутурлина – пусть земля ему будет пухом. Он занялся судейством, будучи уже на четвертом десятке, и за несколько лет добрался до самой вершины. В 22-24 года созреть для того, чтобы работать арбитром в КХЛ, способны немногие. Нужно время, чтобы человек сформировался как личность, набрался жизненного опыта.

03_20171205_SYU_DYN_SAD 5.jpg

«Иностранцы должны превосходить наших на порядок»

- Сейчас в судейский корпус КХЛ входят три иностранца. Какова ваша политика в этом вопросе?

- Подход простой: чтобы получить место в КХЛ, иностранный судья должен серьезно превосходить российских арбитров. Только в таком случае уровень КХЛ выиграет, а наши ребята могут от него чему-то научиться. Сейчас, объективно говоря, на этом рынке большого выбора нет. Даже арбитры из-за рубежа, работавшие на чемпионате мира, не превосходят наших. Ведь из 14 лучших российских судей на первенство планеты можно послать любого. Признаюсь, в прошлом сезоне я приглашал в КХЛ двух иностранцев. Но с одним мы не смогли договориться по деньгам, а второй отказался из-за семейных обстоятельств.

- Реакция: «Денег мало, накиньте!» часто встречается у иностранцев?

- Нет. Надо понимать, что деньги привлекают людей, но не являются основным фактором их выбора. В Европе все близко: сел в машину, через пару часов уже приехал в соседний город на игру. Отработал – вернулся назад. У наших арбитров гораздо более напряженный ритм жизни. Когда я предлагаю работу судье из-за рубежа, о деньгах он думает во вторую очередь. В первую – потянет ли он в принципе такой уклад.

- Чех Антонин Ержбек покинул КХЛ по семейным обстоятельствам?

- Да, и уход был его собственной инициативой. Мы хотели, чтобы он остался: все-таки человек отработал в Континентальной лиге четыре года. Но Ержабек предпочел быть поближе к дому. Расстались с ним по-доброму и договорились, что наши двери всегда будут для него открыты.

- Знание русского языка имеет значение при приглашении иностранного арбитра?

- Это плюс, но не главное. Решающим фактором является профессиональный уровень кандидата.

- В этом сезоне из НХЛ вернулся Евгений Ромасько. Ему понадобилось время для адаптации?

- Совсем немного. Ментальность и подход к делу у нас и в НХЛ не сильно отличаются. Уже через пару недель все встало на свои места.

- Ромасько прибавил за время работы в НХЛ?

- Он стал гораздо более спокойным и уверенным в себе. С этой точки зрения заокеанский опыт пошел ему на пользу.

02_20180918_SST_SKA_KRK_12.jpg

«Назвал игрока по имени-отчеству – он и остыл»

- В начале этого интервью мы говорили про симуляции. Как обстоят дела с другим проявлением недисциплинированности – пререканиями игроков и тренеров с судьями?

- Первый месяц чемпионата все было хорошо, команды сдерживали себя. Но стоило чуть-чуть ослабить вожжи, как языки снова распустились. На последнем совещании генеральные менеджеры клубов попросили ужесточить политику в этом вопросе. Мы акцентировали на нем внимание судей и призвали занимать более последовательную позицию. Беспричинные разговоры надо решительно пресекать. Право беседовать с арбитрами имеют только капитан команды и его ассистенты, больше никто. Да и делать это нужно в перерыве, чтобы не допускать больших пауз в игре.

- Вы сами всегда очень четко разделяли, как и с кем разговаривать на льду. Неужели постоянно держали в голове, кто именно стоял перед вами?

- Не просто держал в голове, а целенаправленно готовился к таким ситуациям. Заранее анализировал, кто из игроков может доставить по ходу матча наибольшие проблемы. Судьи всегда заранее изучают, кто способен на провокацию, кто – на симуляцию. Смотрят, как команды провели последние матчи, какова история их противостояний. Кроме того, арбитры постоянно общаются друг с другом, обращая внимание коллег на возможные проблемы. Один игрок в последней встрече был слишком возбужден, другой – не в меру агрессивен. Вся эта информация тут же становится известной и немедленно передается из рук в руки.

В нашем мире хорошо известна манера поведения практически каждого хоккеиста. Есть такие, кто при любом спорном эпизоде тут же соскакивает с лавки и мчится к судье. Но это не значит, что он скандалист – просто у человека темперамент такой. Не обязательно сразу давать ему десять минут дисциплинарного штрафа. Иногда достаточно умело остудить пыл, и страсти быстро улягутся.

- Каким же образом?

- Ну вот был у меня случай. Мчится один игрок, глаза – как медные плошки. Только рот открыл, чтобы начать ругаться, а я ему: «Добрый день!» И по имени-отчеству называю. Тот от неожиданности опешил, совсем забыл, что только что хотел скандалить. Так конфликтную ситуацию и погасили. Но самое действенное средство – просто предупредить тренера: «Следующий, кто подъедет ко мне, получит дисциплинарный штраф». А затем повторить то же самое другому наставнику. Уверяю вас, этот прием помогает очень хорошо – проверено неоднократно.

01_20181119_TOR_AVG_SOK_11.jpg

«Обращение на «ты» - не обязательно хамство»

- В старых спортивных фильмах хоккеисты до смешного интеллигентно обращаются к арбитрам: «Товарищ судья!..». Как сейчас проходит общение – на «ты» или на «вы»?

- Все зависит от личных отношений. Одни пересекались в спортивной школе, другие играли в одной команде. В таких случаях может быть обращение по имени и даже употребление прозвища. Не буду скрывать, меня тоже так называли. Нередко используются общие обороты: «Привет, шеф!» Но чаще всего на льду обращаются все же на «ты». В хоккейном мире все примерно одного возраста, все друг друга знают. Если делать это уважительно, тыканье судье хамством не будет.

- Вы прервали свою карьеру на самом взлете. Не было мыслей, что поторопились?

- В первый год работы на новом месте такие мысли закрадывались. Особенно тяжелыми получились начальные несколько месяцев. Дело в том, что судьи живут от матча к матчу. Отработали, проанализировали игру – и двигаются дальше. Главный арбитр КХЛ так не может, он каждый день несет ответственность сразу за десяток встреч. Кроме того, на площадке все решения принимаются моментально. Руководитель должен действовать по-другому. Ему обязательно надо сделать паузу, иначе можно наломать дров. Мне эта наука далась непросто, я по своей природе очень импульсивен.

- А когда смотрите хоккей, прикидываете, какое решение приняли бы на месте арбитра?

- Самое тяжелое – сидеть в кабинете и знать, как надо поступить. Вроде бы фол был очевидным, но твой подчиненный почему-то пропускает его. В такие моменты я очень злюсь, но тут же стараюсь одергивать себя. Каждому нужно разное время, чтобы принять решение. Да и от ошибок никто не застрахован.


Share
Прямая ссылка на материал
Распечатать