Главный тренер новокузнецкого «Металлурга» Николай Соловьёв - о городе, который он любит, о команде, которую надеется в нем построить, и об ошибке, которую хочет исправить.

В нашем стремительно молодеющем тренерском цехе Николай Соловьёв имеет полное право претендовать на роль патриарха. В этом году он отмечает юбилей – ни много ни мало 30 лет на самом ответственном и, как правило, неблагодарном посту. Сколько за это время было в его жизни команд, сколько лиг, сколько турниров, сколько организационных форм, в конце концов: чемпионат СССР, чемпионат России, РХЛ, МХЛ, ПХЛ, КХЛ…

В Новокузнецке какая-то особая своеобразная аура

- Да, много всего было – и хорошего, и плохого, - улыбается Николай Дмитриевич. Но при этом решительно отказывается жить воспоминаниями. – Сейчас мысли-то заняты нынешним положением. Думаю о том, как команду в Новокузнецке сделать, учитывая все известные трудности. В какой-то мере перспектива просматривается, учитывая очень интересное пополнение из ребят 1996-97 годов рождения. Это говорит о том, что школа работает, дает новых капризовых… Хотя сам Капризов-то еще только в начале пути.

- Вот это самое поразительное в Новокузнецке: постоянно, практически бесперебойно он дает нашему хоккею новых и новых отличных игроков! Вратари новокузнецкие, кажется, уже вообще повсюду, да и другие хоккеисты появляются регулярно. В чем феномен этого удивительного города?
- Вы знаете, я всегда вспоминаю Владимира Андреевича Голева – моего учителя, у которого я играл по большей части своей карьеры. Он с огромной теплотой и любовью отзывался о Новокузнецке, а мне это всегда казалось странным: вроде бы человек побывал и поработал во многих городах, но почему именно Новокузнецк оставил такой след в его душе? А когда меня судьба после «Спартака» привела в этот город, я понял почему. Там такая своеобразная аура… В любом городе есть своя аура, но там она какая-то особая. Хоккейный край – наверное, в этом всё дело. Вроде и финансирование не такое большое, и куча других проблем, а город живет хоккеем, развивает его. Правильно вы сказал