Новичок судейского корпуса Петер Гебеи – о своей манере работы, позитивных моментах в карьере арбитра и первых впечатлениях от КХЛ.

За годы существования Континентальной хоккейной лиги в неё привлекалось большое количество иностранных судей. Российскую публику уже не удивишь финским или чешским арбитром, обслуживающим матч, например, во Владивостоке. И тем не менее, перед этим сезоном судейский корпус лиги сумел удивить – теперь на матчах КХЛ будет работать арбитр из Венгрии! Петер Гебеи знаком болельщикам по работе на последнем чемпионате мира. В эксклюзивном интервью KHL.ru Гебеи рассказал, как появился вариант с переездом в сильнейшую лигу Евразии, о преимуществах КХЛ перед европейскими первенствами и своих судейских принципах.

Сейчас лучшее время в моей карьере, поработать в КХЛ - мечта

- Честно говоря, немного необычно разговаривать с представителем венгерского хоккея, тем более с арбитром. Не могли бы вы немного рассказать, как складывалась ваша карьера?

- В Венгрии есть хоккейная Лига MOL, но я в ней не работаю. Последние девять лет обслуживал матчи австрийской лиги OEL. Там играют команды из 5 стран: Австрии, Словении, Венгрии, Чехии и Италии. Год назад возникли разговоры о возможности попробовать себя в КХЛ. Но тогда решили отложить всё до следующего сезона. Руководители судейского корпуса лиги хотели посмотреть на мою работу в MOL, а также на последнем чемпионате мира. После его окончания мы переговорили с Александром Поляковым, и вот я здесь. Поработать в КХЛ было моей мечтой. Сейчас - лучшее время в моей карьере.

Команда судей в КХЛ очень, очень хороша. И сейчас она становится моей второй семьей.

- В КХЛ будет гораздо больше матчей и перелётов. Психологически подготовились к этому?

- Раньше я мог на работу даже на автомобиле добираться. Проводил там 3-4 дня, затем столько же дома. Теперь всё по-другому. Судишь по две недели, потом есть 5-6 дней, чтобы съездить домой. Перелеты… Да, в Европе их нет, но я готов много летать. Кстати, мы говорили об этом летом с семьёй, коллегами. Услышал слова поддержки: «Это твой карьерный шанс, если готов - езжай и получай удовольствие. И работай как следует».

Есть большие игроки, но мы со всеми должны общаться по делу и корректно. Если игрок важничает – можно просто отъехать и вернуться через пять секунд. Если эмоции схлынули – поговорим. 

- Что еще удивило вас после перехода в КХЛ?

- Взять тренировочные лагеря для судей. В Европе их было много, но все длились дня по три. Иногда там было всего два теста: ледовый и беговой. И мы получали удовольствие, развлекались. Здесь всё по-другому. Недельный сбор, на котором была проделана серьёзная работа. Никто не улыбался ни на льду, ни на собраниях. (Смеётся.) Но по общению до и после официальных собраний видно, что команда судей в КХЛ очень, очень хороша. И сейчас она становится моей второй семьей.

- Сбор в Балашихе оказался полезным для такого опытного арбитра, как вы?

- Конечно. Было трудно. Я два месяца готовился к предсезонке: бег, тренажёрный зал. Пока трудно общаться, но я учусь шаг за шагом. В школе я четыре года учил русский, и день за днём что-то вспоминаю. Но это не большая проблема.

11_20160724_REF_TREN_KUZ 22.jpg


Неважно, по-английски или по-русски вы говорите, правила игры одинаковы

- Тем не менее, есть и тренеры, и много игроков, которые не говорят по-английски.

- Я уже проходил подобное в Австрии, там много немецкоговорящих тренеров, хоккеистов. Но на льду такая ситуация в какой-то степени даже помогает судьям: не понимаете, в чём проблема? Но ведь есть правила! Они одинаковы для всех, и их все понимают, неважно, говорят ли при этом по-английски или по-русски.

Мне иногда говорят, что на льду моё лицо слишком серьёзно. Даже давали прозвище – Smilekiller, убийца улыбок. Не люблю много разговаривать на площадке.

- Вы много улыбаетесь, выглядите очень позитивным. А на льду какой манеры поведения придерживаетесь?

- Мне иногда говорят, что на льду моё лицо слишком серьёзно. Даже давали прозвище – Smilekiller, убийца улыбок. Не люблю много разговаривать на площадке. Я десять лет профессионально играл в хоккей. Не был технарем, скорее, тем, кто таскает рояль. Иногда дрался, но никогда не занимался нырками. Поэтому сразу вижу, когда кто-то пытается сжульничать, и такие моменты мне не нравятся. А то иногда игроки ведут себя, как в Голливуде. Падают после любого зацепа.

- Если игрок или тренер в пылу эмоций начнёт на вас кричать – сразу удалите или всё же попытаетесь поговорить?

- Сначала поговорю. Скажу: «Расслабься»... Я понимаю эмоции игроков, понимаю важность результата матча, чемпионата. И всё же если эмоций перебор – мы не договоримся. Выпишу штраф. Это - моя линия.

- В КХЛ есть очень эмоциональные тренеры. Видели, может быть, какие-то моменты с участием Петериса Скудры, Андрея Разина?

- В этом нет ничего страшного, я понимаю таких ребят. Попробуем поговорить, выдохнуть: я понимаю вашу сторону, вы поймите мою. Давайте работать вместе.

11_20160724_REF_TREN_KUZ 24.jpg

Ещё лет пять у меня есть, а потом пойду тренировать

- Почему не пошли в тренеры после окончания карьеры игрока?

- Я ходил в Венгрии в хоккейную школу два года, и осталось ещё два года учёбы. Но после окончания карьеры пошёл более простым путём - стал лайнсменом. Жена сказала: «Почему бы тебе не попробовать? Ведь ничего сложного нет – катаешься, фиксируешь офсайды». (Смеётся.)

Ну а если серьезно… Я работаю арбитром десять лет и думаю, что ещё лет пять у меня есть. А потом я пойду тренировать. Небольшой опыт есть, ведь последние два года игровой карьеры я был ещё и вторым тренером команды в Будапеште. Попробовал, каково это. Нелегко, очень много проблем. Но я понимал позиции игроков, тренеров, судей.

- Иногда хоккеистам нужно поработать с психологом. Вам не приходилось, будучи судьёй, обращаться к нему?

- Стараюсь справляться сам. Помогает музыка или пешая прогулка – после трудных игр или до них. Полдня нужно просто расслабиться, никаких эмоций. Не садиться за руль даже. А потом оглянуться и проанализировать то, что было, нужно ли что-то исправить.

Впечатления от КХЛ? Три вещи: очень хорошие игроки, очень хорошие судьи и очень хорошая лига. Четвёртое – очень хорошее руководство. Это большая помощь. Здесь не просто критика, а объяснение, что нужно сделать лучше. Критиковать судей легко, но подсказать что-то – это совсем другое дело. 

- В 2013 году на юниорском чемпионате мира вам в лицо прилетела шайба. В итоге – рассечение, вы не смогли продолжить матч. После того эпизода не стали более осторожно себя вести?

- Я тогда заладил доктору: «Я возвращаюсь, я возвращаюсь». Но руководитель судейского комитета чемпионата пришёл тогда на скамейку и сказал: «Никуда ты не пойдёшь». Мне тогда было все равно, что течёт кровь. В итоге подменил резервный судья.

геб2.jpg


Мне нравится в России, нравятся русские и русское мороженое

- Алексей Анисимов как-то сказал, что хоккейные правила пишутся кровью судей. Согласны с такой метафорой?

- Мне нравятся хоккейные правила как раз тем, что они меняются. Это вам не футбол – одни и те же правила столетней давности. Это хоккей. Каждые полгода, каждый сезон мы что-то меняем, подчищаем, улучшаем. В этом году изменения в правилах небольшие, но мелочи – это самое главное. Не понимаю футбол и баскетбол… Вот у нас есть видеотехника, микрофоны у судей, система видеогол. Мне нравится, что так много современной техники. На льду всё происходит быстро, доли секунды иногда решают все. А работают люди, пусть и высокой квалификации.

- Знали ли вы кого-то из российских судей перед приездом в КХЛ?

- Да, многих. Каждый год я посещал европейские семинары перед сезоном. Кроме того, ездил учиться в Канаду. Так что общался с коллегами. Мы работали вместе на межсезонных турнирах, международных квалификациях.

Мне нравятся хоккейные правила как раз тем, что они меняются. Это вам не футбол – одни и те же правила столетней давности.

- Вам доводилось приезжать в Россию не по работе?

- Да, и мне нравится в России. Мой отец когда-то работал в Москве. И был счастлив, когда узнал, что я буду работать в КХЛ. Вообще, мне нравятся русские люди.. А ещё русское мороженое. Оно очень классное.

- На сборах судей были достаточно трудные тесты. Как вы выдержали их?

- На физических тестах мне было не очень сложно, потому что я сам занимаюсь бегом, хожу по утрам в тренажёрный зал – это хороший способ расслабиться. Что касается остального… Судьи в КХЛ катаются на уровне европейских игроков. Физическая подготовка тоже очень хороша. Ребята, которые здесь приходят на тестах последними, в Европе могли бы стать первыми.

- Всем судьям случается делать ошибки. Насколько сильно переживаете после своих?

- Первое правило судьи: не видел момент – не оценивай его. Мы люди, роботов среди судей нет, нет и замедленной перемотки в голове. Иногда бывает, что игрок в крови. Я это вижу, но простите, парни, я в тот момент следил за шайбой, а мой коллега смотрел на другого игрока, – мы не видели вашу ситуацию.

- Зарплаты игроков на порядок выше судейских. Нет ли такого, что иногда игроки начинают смотреть на арбитров сверху вниз?

- Бывает такое. Есть большие игроки, но мы со всеми должны общаться по делу и корректно. Если игрок важничает – можно просто отъехать и вернуться через пять секунд. Если эмоции схлынули – поговорим.

- Напоследок расскажите, какие первые впечатления у вас от организации процесса в КХЛ?

- Три вещи: очень хорошие игроки, очень хорошие судьи и очень хорошая лига. Четвёртое – очень хорошее руководство. Это большая помощь. Здесь не просто критика, а объяснение, что нужно сделать лучше. Критиковать судей легко, но подсказать что-то – это совсем другое дело.

геб1.jpg

ДОСЬЕ

Петер Гебеи (Венгрия)

Родился 30 мая 1976 года в Дунауйвароше

Играл в венгерской хоккейной лиге на позиции защитника. Вызывался в сборную Венгрии.

После окончания карьеры в 28 лет работал вне хоккея, а затем стал линейным арбитром. В качестве арбитра работал в венгерской лиге, объединённой австрийской лиге ОЕЛ. На международном уровне обслуживал матчи юниорского и взрослого чемпионатов мира, в том числе работал в качестве главного арбитра на чемпионате мира-2016.


Share