Финальный матч завершившегося в воскресенье чемпионата мира обслуживали арбитры Континентальной хоккейной лиги - Роман Гофман и Глеб Лазарев. Более того, Роман Гофман в качестве главного судьи и Александр Отмахов в качестве линейного работали и на полуфинальном поединке сборных Канады и США. Роман Гофман поделился с пресс-службой КХЛ впечатлениями от работы на чемпионате мира.

- Роман, в первую очередь поздравляем вас. Финал чемпионата мира – один из самых ярких моментов карьеры, как для его участников-хоккеистов, так и для судей. Когда вы узнали о том, что назначены на решающую игру?

- Большое спасибо за поздравления. О назначении узнал поздно ночью накануне матча, когда вместе с коллегами ехал в гостиницу с полуфинала. На почту пришло письмо и, прочитав его, я, честно говоря, даже закричал от радости. Глеб Лазарев ехал вместе со мной и мы, конечно, стали тут же поздравлять друг друга. Непередаваемые эмоции. Не верилось даже, что это произошло со мной.

- Тем не менее, вы, наверняка, надеялись, что на финале поработать удастся, оценивали свою работу на протяжении чемпионата, видели, что все идет неплохо.

- Все, что зависело от меня, я делал и старался работать как можно лучше. Не делать серьезных ошибок, в первую очередь касающихся больших штрафов и взятия ворот. В общем, смотрел в оба, шел от матча к матчу и не забивал себе голову ненужными мыслями. Например, назначат ли меня на матчи плей-офф, или нет. Задача была одна: выйти на конкретную игру и отсудить ее хорошо. Потом на следующую. И так – шаг за шагом.

01_20160522_CAN_FIN_KUZ 3.jpg


- В итоге вы отсудили десять игр чемпионата мира: семь на групповом этапе, как и все остальные судьи, а потом четвертьфинал, полуфинал и финал. Можете выделить самый сложный?

- Выделил бы полуфинал между Канадой и США и финальный матч, причем даже не в плане трудностей с судейством, а по эмоциональной и психологической нагрузке. Канадцы повели, американцы вернулись, и было совершенно непонятно, чем все это закончится… Интереснейший матч. А финал – это финал. Ошибаться нельзя. Игроки старались работать четко, мы – тоже. И не мешать им.

- Не испытывали прессинга со стороны тренеров в каких-нибудь матчах на чемпионате мира?

- Я был готов ко всему. Но уровень культуры на турнире очень порадовал. Запомнился, пожалуй, только один момент в игре с участием сборной Венгрии. Ее тренер Рик Черномаз уже на первое, секунд через тридцать после начала матча, столкновение игроков среагировал так, что пришлось мне подъезжать к скамейке. Подъехал и, честно говоря, сначала подумал, что в дальнейшем с тренером будут проблемы. Однако мы по-быстрому изложили друг другу свое видение игры, и после этого никаких вопросов не возникало. Надо отдать должное всем тренерам. Они занимались своим делом и эмоции на разговоры с судьями не тратили.

- Вы готовились к финалу, а в это время сборная России играла за третье место с США. Удалось посмотреть матч?

- Да. Вообще, перед игрой я стараюсь хотя бы час-полтора поспать. Но тут играли наши, естественно, я включил телевизор, не мог пропустить игру. Очень переживал за ребят, многих из которых хорошо знаю. В итоге я с позитивными эмоциями отправился на финал, посмотрев, как наши взяли бронзу. Подумал так: «Ну, медали есть, осталось нам хорошо отработать».

03_20160511_SVK_BEL_KUZ 11198.jpg


- Финал, несмотря на его важность и колоссальное психологическое давление, получился не очень трудным для судейства.

- Соглашусь. Но мы были готовы ко всему. В том числе и к провокациям со стороны как финских, так и канадских игроков. Хорошо знали, от кого можно ждать проблем. С финской стороны это Комаров, с канадской – Маршанд. Обсудили с коллегами, как будем действовать. Но после того, как я дал обоюдное удаление, как раз этим игрокам, они все поняли и начали играть в хоккей. Что касается самого финала, то я, честно сказать, от финской сборной ожидал несколько большего. Ведь я судил их на групповом этапе, а тогда финны победили – 4:0. А в финале канадцы полностью контролировали ход игры, держали шайбу и шансов соперникам почти не давали. А финны действовали, на мой взгляд, чересчур осторожно, и когда надо было лезть, прорываться, они этого не делали. Не знаю, что с ними произошло. Может, не хватило сил?

- Интересный эпизод случился в самом конце матча. Канадцы забили в пустые ворота, все игроки кинулись на лед, побросали клюшки, краги и шлемы. Но вы заставили команды доиграть оставшиеся 0,9 секунды.

- У меня впервые такой случай. Засчитал канадский гол и тут же посмотрел на табло. Закончилось время или нет? Увидел, что осталось 0,9 секунды, канадцы выбежали праздновать. Я подъехал к их тренеру: «Знаете, я все понимаю, вы – чемпионы, но оставшееся время надо доиграть». Он не возражал. Если бы мы не вбросили шайбу, не доиграли эти мгновения, возник бы повод для протеста. Был бы, я думаю, большой скандал. А хотелось закончить все красиво.

- Каким вам запомнился этот чемпионат мира?

- Я им очень доволен. Надо отдать должное всем, кто участвовал в его проведении. Было приятно наблюдать изнутри, как работают все звенья, все цепочки. Могу сказать, что иностранные коллеги были в восторге от того, как проходит чемпионат, а мне - очень приятно за то, как наша страна его организовала. Есть гордость за Россию.

- Теперь ваша мечта – финал Олимпиады?

- Это мечта любого спортсмена, не только судьи. И я тут – не исключение.

Share