По ходу плей-офф Илья Воробьёв сообщил, что тренерский штаб «Металлурга» не будет сразу избавляться от «кубковых» бород, а приготовит игрокам и общественности некий сюрприз. И правда, на следующий день после триумфальной победы в Москве тренеры появились на «Арене Металлург» в весьма необычных образах. Сам Воробьев побрил лишь правую половину лица, Сергей Звягин оставил себе пушкинские бакенбарды, а Майк Пелино и Виктор Козлов сделали выбор в пользу усов в форме подковы. Жизнерадостный коренастый крепыш Пелино стал похож на шоумена, этакую уменьшенную копию Халка Хогана, великан же Козлов обрел вид куда более грозный, вызывающий воспоминания о Диком Западе и его знаменитых бандитах и охотниках за головами. Такие вот они юмористы – эти парни, только что дружным квартетом выигравшие Кубок Гагарина.

Иван Андреевич Крылов в свое время постарался, чтобы понятие «квартет» у нас с детства ассоциировалось с чем-то не вполне успешным. Все мы помним слова знаменитого баснописца:

А вы, друзья, как ни садитесь,
Всё в музыканты не годитесь.

Но это отнюдь не магнитогорский случай. Даже наоборот: в тренерском квартете «Металлурга» периодически происходят точечные замены, но сыгранность и взаимопонимание от этого не страдают. Как следствие, остается неизменной и чистота звучания победной командной песни.

Два года назад чемпионский тренерский квартет составляли Майк Кинэн, Майк Пелино, Илья Воробьёв и Томас Бьюр. Все они в один голос подчеркивали, что их штаб является единым целым, что жесткого разграничения обязанностей и зон ответственности в коллективе нет, что любые задачи они решают сообща.

1000_02_20151202_SYU_MMG_SYU 16.jpg

С тех пор состав квартета обновился наполовину: Воробьёв заменил Кинэна, его место занял Козлов, а Бьюра на посту тренера вратарей (хоть кто-то же должен иметь особые обязанности) сменил Звягин. Но принципы сотрудничества в целом остались неизменными.

Практически не изменился и характер работы, даже для Воробьёва. Понятно, что теперь на нем лежит ответственность за принятие окончательных решений, но в повседневной деятельности даже стало в чем-то полегче.

- Кинэн никогда не смотрел видео, - поясняет Илья Петрович, - а ведь это важнейшая часть нашей работы. Поэтому ее выполняли мы с Пелино. Теперь же делим эти обязанности на троих с Витей Козловым. Очень удобно: в каждом матче смотрим по периоду, а потом обмениваемся впечатлениями и наблюдениями.

- Майк привык доверять своим помощникам, - подхватывает Пелино, - поэтому полностью возложил анализ игры на нас с Ильей и безоговорочно прислушивался к нашему мнению. Мы привыкли так работать с ним и продолжаем точно так же без него.

Кстати, Пелино с Кинэном до «Металлурга» работали в тандеме лишь однажды (не считая сборной Канады, в которой им тоже довелось трудиться вместе). Дело было в начале 2000-х во «Флориде», и по ходу сезона-2003/2004 их уволили вместе. Теперь же новый поворот: Кинэн ушел, Пелино остался, сохранив, таким образом, определенную преемственность.

1000_01_20141024_MMG_TREN_VNB 023.jpg

Любопытно, что в той «Флориде» под началом Кинэна и Пелино играл не кто иной, как Виктор Козлов, последним влившийся в тренерский штаб «Магнитки». Что, кстати, стало для него полнейшей неожиданностью.

- Я всегда хотел продолжить работу в хоккее и собирался со временем стать тренером, - говорит Виктор Николаевич, - хотя не ожидал, что это произойдет так быстро. Как-то утром мне позвонил Илья Петрович и спросил, есть ли желание поработать с ним. Я давно его знаю и, конечно, не мог отказать. И очень благодарен и ему, и Геннадию Ивановичу Величкину за приглашение.

Как уже говорилось, четких разграничений тренерских обязанностей внутри квартета нет. На льду Козлов обычно занимается с неиграющим составом и молодыми, которых учит различным техническим приемам. Как-то мне довелось наблюдать за одной такой тренировкой. Виктор Николаевич предложил своим подопечным заложить вираж по кругу вбрасывания спиной вперед на одной ноге, потом развернуться, подхватить шайбу, сделать круг уже на двух ногах лицом вперед и бросить по воротам. В его исполнении это выглядело изящно и довольно легко, а вот ребятам пришлось попотеть, чтобы шайба после таких экзерсисов шла не то чтобы в створ, но хотя бы в направлении ворот. О том чтобы еще и переиграть голкипера, в такой ситуации речи не велось.

Козлов в тренерском штабе олицетворяет, так сказать, игроцкое начало. Оно и понятно: он закончил карьеру совсем недавно, да и играл на куда более высоком уровне, чем его нынешние соратники: почти 900 матчей в НХЛ, две Олимпиады, чемпионаты мира всех возрастов… Опыт колоссален и бесценен, и начинающий тренер старается применять его при любой возможности.

- Мою задачу можно сформулировать так: что увидел – то и подсказал, - поясняет он. - Когда я замечаю какие-то ошибки, которые нужно исправить, говорю об этом.

KUZ_0353 copy.jpg

Такое мне тоже доводилось наблюдать во время просмотра видео. Тренеры сидят, вперившись в экран телевизора, и анализируют различные игровые моменты. И вдруг Козлов что-то замечает! Активизировавшись, он вскакивает и, водя огромными руками по прибитой к стене планшетке (вы ее видите на снимке над его головой), с жаром начинает объяснять, как надо было действовать в такой ситуации. Увы, понять его речь полностью мне не дано – тренеры общаются на английском, а профессиональной терминологией и хоккейным жаргоном я не вполне владею. Но общий ход рассуждений, конечно, понятен.

- Вот надо сказать ему, что когда шайба на середине борта, не надо ее сюда гнать, надо выбрасывать. А когда она здесь - другое дело. Но тогда этот защитник должен страховать здесь, а этот нападающий - идти сюда, а не туда, потому что эти там его накроют…

И так далее, примерно в таком ключе. Остальные три тренера внимательно слушают этот вдохновенный, сопровождаемый размашистой жестикуляцией  монолог, понимающе кивая головами.

- Я смотрю, ты проснулся, - с улыбкой говорит Воробьёв, когда Козлов замолкает.
- Это что, я сейчас кофейку выпью, еще не такое вам расскажу, - отвечает Виктор.

01_20120816_MMG_TREN_KUZ 2.jpg

До кофемашины, стоящей у противоположной стены маленького кабинета, ему с его ростом – каких-то два шага, так что процесс много времени не занимает, и тренеры быстро возвращаются к дискуссиям. Козлов продолжает детально анализировать эпизоды, а его рассуждения очень удачно дополняет Звягин. Глядя на ситуацию глазами вратаря, Сергей Евгеньевич отлично понимает, что и как должны делать игроки, чтобы максимально осложнить голкиперу соперников жизнь.

Козлов же при случае может проявить себя и на льду. Тренеры регулярно принимают участие в двусторонних играх – обычно на вспомогательных ролях: катаются вдоль бортов, не давая шайбе уйти далеко, оставляют ее в игре, пасуя ближнему… Но иной раз, увидев перспективу в каком-то эпизоде, включаются по-настоящему. Как-то раз включился Козлов, ловко ушел сразу от двоих соперников и изящно «разложил» вратаря.

- Руки-то помнят! - радостно крикнул мне, проезжая мимо, Воробьёв.
- А вы уверены, что его надо было тренером брать, а не игроком? Может, следовало в заявку включить? – спросил я.
- Нормально, он здесь на своем месте, - уверенно отвечает главный тренер. И с ним нельзя не согласиться.

1000_03_20160301_MMG_AVT_KOV 9345.jpg

Тренерский потенциал Козлова очевиден, да у такого человека и не может не быть потенциала. Раскроет ли Виктор Николаевич его полностью – вопрос времени, но он явно стремится к этому.

- Я все время вспоминаю тренеров, у которых играл, - говорит он. – Мне повезло, я работал с такими мастерами, как Владимир Владимирович Юрзинов, Петр Ильич Воробьёв, и очень много почерпнул у них как игрок. Но вообще я не могу выделить кого-то из тренеров, кто больше других повлиял бы на меня. Я со многими работал, и у каждого что-то интересное черпал. У одного – манеру общения с игроками, у другого – умение объяснять тактические моменты, у третьего – что-то еще. Вот даже Дэррил Саттер, с которым у меня были натянутые отношения, он ведь поменял меня из «Сан-Хосе» во «Флориду», хотя это, в общем-то, была моя ошибка – в 21 год я просто не понимал, что делаю. Но и сейчас я много интересного вспоминаю из опыта общения с ним. Его требования, его отношение к игрокам, его видение всей хоккейной системы... Повторяю, выделить кого-то я не могу. И, наверное, поэтому мне особенно интересно работать в «Металлурге». Илья Петрович – представитель российской тренерской династии, при этом работал с Полом Морисом и Майком Кинэном, благодаря чему получился очень интересный замес: он взял лучшее и оттуда, и оттуда, при этом знает наш менталитет, что важно. В общем, мне здесь очень нравится, и я готов продолжать. Если, конечно, меня захотят оставить.

Оговорка понятна, ведь контракт Козлова был заключен до конца сезона. Но мне почему-то кажется, что ему не следует беспокоиться о будущем. Не настаиваю, конечно, но сохранение такого уникального тренерского квартета видится мне приоритетной задачей для клуба. В музыканты эти парни явно годятся.

Share