Хоккей – пусть и не самая малочисленная, но одна из самых малочисленных командных игр на свете (считая, разумеется, игроков, находящихся на площадке, а не в заявке). И предлагает он своим полевым героям лишь два амплуа: защитник да нападающий. В футболе есть хотя бы полузащитники, о регби и, тем более, американском футболе лучше вообще не вспоминать. Да что там регби, когда даже в волейболе есть масса амплуа: доигровщик, диагональный, либеро, связующий…

Наш вид спорта в этом плане, возможно, выглядит беднее других, но и при такой ограниченности набора амплуа в нем есть немалое пространство для тактического маневра. Поэтому и возникают в хоккее форварды оборонительного плана и атакующие защитники – и то, и другое выглядит чистой воды оксюмороном, нелепостью какой-то, ан нет, без них никак не обойтись.

Сегодняшний наш собеседник Мэт Робинсон как раз и является представителем такого нелогичного и противоречивого, казалось бы, амплуа. Поэтому первый вопрос атакующему защитнику московского «Динамо» напрашивался сам собой.

- Мэт, как вообще человек может стать атакующим защитником? Означает ли это, что вы хотели играть в нападении, а все места впереди были заняты, и вам пришлось отойти назад, но вы все равно рвались в атаку?
- Нет-нет, - широкая улыбка на рыжем щетинистом лице показала, что собеседник оценил шутку, - мне с самого детства нравилось быть защитником. Я никогда не играл в нападении и даже не стремился. Но атакующая часть хоккея меня при этом привлекала. Мне кажется, защитники совсем иначе видят игру в атаке, чем нападающие. Форвард ведь всегда стремится вперед, это его главная задача, а мы должны читать игру по-другому, чтобы понять, когда следует подключаться к атаке, а когда нет. Поэтому у нас вообще другое восприятие игры.

- А где в вашем случае баланс между атакой и обороной? Что здесь бонус – голы и передачи или оборонительные действия?
- Важно всё, но лично для меня «плюс-минус» имеет не меньшее значение, чем очки. Думаю, если ты набрал 40 очков, но имеешь «-2», это плохо. Надо думать об обеих составляющих игры, потому что одна не компенсирует другую. Поэтому я всегда стремлюсь одинаково хорошо действовать и в атаке, и в обороне.

1000_01_20151120_DIN_DMI_KUZ 10.jpg

Это ли не повод взглянуть на статистику Робинсона в нынешнем сезоне? Так взглянем же!

28 очков (11+17) – второй показатель в лиге. Столько же у Кэма Баркера из «Слована», чуть больше (31) у Ника Бэйлена из минского «Динамо». Оба, кстати, провели меньше матчей, чем Мэт, так что по части результативности он явно сейчас не лучший среди защитников.

И вот что еще объединяет Баркера и Бэйлена – показатель полезности. Он у них одинаково круглый – «0». А у Робинсона – «+19»! Во всей лиге только у Даниила Апалькова больше – «+20». А его партнер по «Локомотиву» Михаил Пашнин имеет, как и Робинсон, «+19».

В общем, ни по очкам, ни по «плюс-минусу» Мэт на сегодняшний день не является лучшим. А по совокупности?

Но если вы все-таки хотите найти показатель, по которому наш герой не имеет себе равных, посмотрите на количество блокированных бросков. Облегчим вашу задачу, предоставив цифры упомянутых выше защитников: Пашнин – 22, Баркер – 29, Бэйлен – 35. Теперь внимание: Робинсон – 74!

Дальше можете сами прогуляться по списку и посмотреть, кто из игроков как часто встает на пути шайбы, благо на нашем сайте можно найти любую полезную цифирь. Ну, а мы тем временем продолжим разговор с Мэтом Робинсоном и вспомним о его карьере до КХЛ.

1000_03_20150315_DIN_SKA_AVB 2.jpg

- Складывается впечатление, что вы не были готовы прикладывать слишком уж большие усилия, чтобы пробиться в НХЛ или хотя бы в АХЛ. Окончив университет, отыграли один год в лиге Восточного побережья и перебрались в Европу.
- Конечно, будучи канадским мальчишкой, я всегда мечтал об НХЛ, но, честно говоря, у меня в колледже не было какой-то сумасшедшей карьеры или статистики, так что, когда я его окончил, у моего порога не стояла очередь желающих заполучить меня. Я подписал двусторонний контракт АХЛ / Лига Восточного побережья, и это был не лучший опыт в моей жизни. Я решил, что с меня хватит, так как знал: если вернусь, то, скорее всего, снова окажусь на Восточном побережье, а это совсем не то, чего мне хотелось. Но я слышал много интересного про игру в Европе и решил: «Почему нет?» И сейчас очень рад этому решению.

- Европа лучше подходит вашему стилю?
- Да, мы ведь и в колледже играли на больших площадках, поэтому я к ним привык. Мне нравится такая игра: она быстрая, в ней много движения и не так много толкотни у бортов, как порой бывает в Северной Америке.

- Наверное, вам здесь лучше и потому, что вы - не габаритный игрок?
- Возможно. В Северной Америке размерам придается большое значение, и многих хороших игроков, на мой взгляд, недооценивают, потому что они не слишком высокие и крупные. А здесь хорошая игра важнее, чем размер.

- И вот вы поиграли в Европе, освоились, а потом оказались в КХЛ.
- Да, я год провел в Норвегии, два в Швеции и получил предложение от рижского «Динамо». К тому времени я уже много слышал о КХЛ, и попасть туда стало моей целью, так что я очень обрадовался приглашению из Риги.

1000_15_20131028_ATL_RIG_KUZ 1.jpg

- Полагаю, в бытовом плане переход дался вам легко, ведь Латвия мало чем отличается от тех стран, где вы играли. Ну, а потом вы уже начали потихоньку открывать бескрайние просторы КХЛ.
- Вы правы, в Риге мне было комфортно – небольшой европейский город, к каким я уже привык. А первая поездка в Москву, конечно, была сумасшедшей. Я попал сюда в самом начале карьеры в КХЛ – матчи со «Спартаком» и ЦСКА были для нас одними из первых в сезоне. Да, вот это было нечто новое для меня! Я был очень рад, попав в такой огромный город и посмотрев, как живет Россия.

- Ну, Россия – это, знаете ли, не только Москва.
- Да-да, конечно, знаю, я ведь с тех пор побывал в таких отдаленных местах! И поездка, например, в Хабаровск была ничуть не менее безумной, чем в Москву. Это, конечно, очень здорово: забираться так далеко, играть там, смотреть вокруг, видеть такие необычные города…

- В Канаде-то вы играли за Университет Аляски, так что для вас Хабаровск был практически возвращением домой.
- Да уж, я много где поиграл, особенно в наиболее холодных местах обоих континентов. Не только на Аляске, но и в Северной Альберте, а там бывает так же холодно, как и в самых суровых местах России.

1000_03_20150930_DIN_MMG_KUZ 22.jpg

- И вот теперь, закалившись в наших морозах, вы проводите лучший сезон в КХЛ. Прошлый-то был скомкан из-за травм.
- Ну да, не везло мне тогда, получил несколько повреждений, но в целом все равно это было неплохо. Сейчас у нас, в общем, тоже все в порядке, хотя не мешало бы получше выступать. Надеюсь, нам удастся собраться и догнать кое-какие команды, потому что нынешнее положение неприемлемо.

- Ну, не сказать, что «Динамо» сейчас так уж плохо выступает.
- Но по нашим стандартам, по динамовским стандартам, это недостаточно хорошо, мы обязаны быть лучше.

- Значит, вы испытываете постоянное давление?
- Думаю, в этой лиге все испытывают постоянное давление. Победа – это всё, это единственное, что имеет значение.

- Приходится ли вам здесь, в КХЛ, менять как-то свой стиль, манеру игры, приспосабливаться к чему-то?
- Это зависит от соперников и от той роли, которую мне отводят тренеры. В некоторых случаях тренер может сказать мне: «Я хочу, чтобы сегодня ты играл против первого звена» - значит, я должен сфокусироваться на обороне. Когда против тебя такие парни, как МозякинРадулов и некоторые другие, надо быть начеку, держать оборону и не увлекаться мыслями о том, как послать шайбу в сетку.

1000_04_20151205_DIN_CSK_VNB 10.jpg

- То есть если тренер скажет: «Сегодня вперед вообще не ходишь», - для вас это не проблема?
- Не проблема, могу вперед и не ходить. Игра против таких парней – это серьезный вызов, это интересно, это мне тоже нравится. В любом случае, я всегда ради внести посильный вклад и на другом конце площадки – мало ли, вдруг большинство или еще что-нибудь. Но если нет – значит, нет. Значит, я играю против лучших хоккеистов лиги и должен держать оборону.

- Нынешний сезон многие называют самым непредсказуемым в истории КХЛ.
- Это уж точно, все друг друга обыгрывают, легких матчей вообще нет, а раньше тут такое нечасто наблюдалось. Как правило, большие клубы выигрывали большинство матчей, а редкие их проигрыши воспринимались как сенсации. Но сейчас все по-другому, и это весело. Хорошо когда нет проходных игр, когда ты должен каждый день работать, выкладываться по максимуму и быть профессионалом.

- И каковы же ваши ближайшие планы и ожидания?
- В ближайших планах попасть в плей-офф и пройти как можно дальше. Хочу выиграть Кубок Гагарина – нормальный план? Думаю, у нас в раздевалке есть все кусочки, из которых складывается победа, мы только должны правильно эти кусочки собрать. Впереди еще треть чемпионата, мы должны найти свою игру и начать выступать по-настоящему здорово. Вы ведь знаете: когда начинается плей-офф, выигрывает тот, кто в тонусе.

- Никаких личных целей, значит, не ставите? Голы, очки…
- Нет, игра в цифры не для меня. Мне важно быть в порядке, показывать свой лучший хоккей и ежедневно вносить посильный вклад в общее дело. А не так чтобы набрать в одном матче три очка и потом взять паузу на неделю. Я должен быть на уровне каждый божий день – вот моя цель. Сколько при этом у меня окажется очков, не важно. Победа – вот что важно.

Share