Мы всегда радуемся чему-то новому, приветствуем обновление как свидетельство движения вперед и потому с особым восторгом встречаем молодых игроков и тренеров, связывая с ними надежды на светлое будущее. Еще несколько лет назад, говоря о воспитании новых тренерских кадров, о подготовке смены для корифеев, мы смотрели в сторону Андрея Назарова как чуть ли не единственного в лиге представителя молодого поколения. Но время бежит стремительно, и сейчас, оглядываясь вокруг, мы замечаем: а вот оно, новое поколение, уже здесь.

Назаров уже давно не одинок, «молодежный» тренерский контингент постоянно ширится: Титов и Ореховский, Витолиньш и Кудашов, Скудра и Буцаев, Квартальнов и Николишин, Корноухов и Андриевский, Разин и Скабелка... Больше половины из 22 российских клубов КХЛ сегодня возглавляют тренеры, не достигшие 50 лет. И не будем поднимать национальный вопрос, указывая на то, что Петерис Скудра и Харийс Витолиньш – латыши, а Александр Андриевский и Андрей Скабелка – белорусы. Хоккей у нас на постсоветском пространстве общий – значит, и тренерская школа общая, так что лучше давайте включим в эту когорту молодых и Ерлана Сагымбаева. Тогда получится совсем красиво: 14 главных тренеров, ровно половина лиги, входят в возрастную категорию «50-» (эх, жаль, что в прошлом году выскочил из нее Анатолий Емелин).

Эта тема всегда вызывала у меня особый интерес, и с годами он только растет – не в последнюю очередь, возможно, потому, что все молодые тренеры, о которых доводится писать и говорить, уже моложе меня (ну, или почти все – Квартальнов все-таки на пять дней старше). Может, их появление я рассматриваю и как новый стимул для развития собственной журналистской карьеры. Не льщу себя надеждой на то, что многие из вас пристально следят за моим творчеством и не пропускают ни одной публикации. Но не исключено, что кто-то все-таки ознакомился с опубликованным в журнале «Горячий лед» эссе «Умножение делением», посвященным Квартальнову и Скудре. Ну, а если нет – может, еще найдете время ознакомиться.

А в августе в поисках новых героев для развития этой темы я направился в Магнитогорск, на Мемориал Ивана Ромазана. Турнир этот был примечателен во многих отношениях, включая и курьезное. Так, генменеджер «Магнитки» Геннадий Величкин, встречая гостей-соперников, вдруг заметил со смехом: «Смотрите-ка, у нас какой-то турнир лысых намечается». И действительно, прически всех пяти главных тренеров – Майка Кинэна, Андрея Разина, Андрея Николишина, Андрея Скабелки и Евгения Корноухова – очень похожи. Ну, а меня привлекло то, что четверо из них представляют ту самую новую тренерскую волну. Они вообще почти ровесники: Скабелка – 1971 года рождения, Корноухов – 1972-го, Разин и Николишин – 1973-го.

Правда, поговорить удалось только с тремя: Корноухов, и во время предсезонки сохраняющий бесстрастность и непроницаемость Фантомаса, от общения отказался. Зато три Андрея (два из которых к тому же Владимировичи) без проблем нашли по четверть часа для беседы на вольные темы. Собственно, тема в разговоре с каждым была одна – он сам, его впечатления от тренерской работы, его мысли о ней и воззрения на хоккей.

Nikolissh-640x480.jpg

Допустим, как люди вообще становятся тренерами? Известно, что кто-то заранее, еще будучи игроком, готовится к переходу в новую ипостась. Олег Знарок, например, всегда знал, что закончив играть, станет тренером – оно и понятно: перед глазами пример отца.

Или Алексей Кудашов, всегда отличавшийся серьезностью и вдумчивостью. Его, возможно, вдохновлял пример Знарка. Так или иначе, по мере того как игроцкая карьера клонилась к закату, Алексей после тренировок многое записывал, конспектировал – в общем, учился без отрыва от производства.

А мои собеседники, напротив, стали тренерами во многом благодаря случайности. Особенно Николишин, который вообще был не прочь еще поиграть, активно тренировался, поддерживал форму и ждал предложений. Но их не поступало, а тут вдруг освободилось место главного тренера в «Тракторе». И он, не раздумывая, ринулся вперед, в неизведанное. «Как Чацкий, с корабля на бал», – говорят в таких случаях. Ни одного дня не поработал даже помощником – и сразу главный.

Но Николишин относится к этой стремительной перемене спокойно, главное для него то, что он остался в любимой игре.

- Есть работа – и это хорошо. Лучше, чем когда работы нет, – философски замечает Андрей Васильевич.

01_20150816_SIB_AVT_AVB 1129-640x480.jpg

Скабелка, как выяснилось, тоже неожиданно для себя переквалифицировался в тренера.

- Получилось это достаточно случайно, – рассказал он. – Последние два года карьеры я провел в минском «Динамо», и как-то позвонил мне покойный Сергей Николаев. Он тогда с середины сезона принял новокузнецкий «Металлург» и пригласил меня к себе. Я ему честно сказал: «Сергей Алексеевич, у меня уже сильной мотивации нет, да и перелетов там очень много. Играть-то надо по полной, а просто так отбывать номер не хочется». Он все понял и попрощался, а через какое-то время перезванивает с новой идеей: «Не хочешь, – говорит, – играть, давай ко мне помощником. Все равно через год-два надо заканчивать». Сели мы с семьей, подумали и решили, что надо соглашаться. Так вот всё и вышло спонтанно.

01_20150817_AVT_AVG_AVB 1175-640x480.jpg

Что же касается Разина, то тут совсем неожиданный поворот судьбы. Оказывается, поначалу он был яростным противником тренерской работы:

- Когда я играл, у меня даже мысли не было стать тренером. Если заходила об этом речь, я всегда говорил: «Нет, вы что! Детским тренером – тем более!». А получилось так, что я закончил, года два посидел в офисе директором, завыл от этой офисной жизни и попытался вернуться в хоккей. Первое, что смог придумать, приближенное к нему, это агентскую деятельность. А потом встретился на хоккее с другом, который работал в детской школе ЦСКА, он мне предложил поработать с ним. А еще один друг, Игорь Николаевич Химич, отвечавший в ФХР за регион «Центр», предложил мне возглавить работу в регионе по всем возрастам. И я согласился на оба предложения, работал в ЦСКА, а заодно и на весь регион. И с такой радостью, с таким воодушевлением окунулся в эту работу, в свое родное!.. Будучи хоккеистом, я и представить не мог, что буду возиться с детишками, придумывать для них какие-то упражнения, что стану фанатом детского хоккея. Ну, а потом затянуло, по всем уровням профессии прошелся: и с молодежью поработал, и в ВХЛ...

Такие вот интересные повороты готовит порой судьба, и нам остается только благодарить ее за это. Кто может знать наперед, как сложится карьера наших героев, какие успехи или неудачи им суждены, но приятно уже одно то, что они получили свой шанс. Приятно, что в «Тракторе» поверили в неопытного Николишина. Приятно, что Сергей Николаев не отступился, получив от Скабелки первый отказ. Приятно, наконец, что офис у Разина оказался из Достоевского (помните, у Раскольникова: «Низкие потолки и тесные комнаты душу и ум теснят»?).

Приятно было и разговаривать с каждым из них в Магнитогорске. Со временем познакомлю вас с соображениями трех Андреев по другим вопросам. Раз у нас есть троица, должен быть и триптих, верно? Так что ждите продолжения.

Share